Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

я

"Бумажный солдат" (реж. Алексей Герман-младший). Рецензия-цитата.

"-А как, коллега, - не унимался пронзительный голос, - Вы будете рассматривать отдельные слова в таком, например, употреблении: Ночь. Пожар. Приятно согревающий свет из окон. Громкие кличи...?
-Садистское описание, - поразился кто-то из новоприбывших. На него зашикали: "Не мешайте учёному спору!"".
Виктор Одинцов. "Лингвистические парадоксы". М.: "Просвещение", 1982, стр. 76-77.

Впрочем, по сравнению с предшествовавшим "Бумажному солдату" "Гарпастумом", в котором юные дореволюционные футболисты ( в т. ч. дворянского происхождения) обращались друг к другу: "Мужики", - "Бумажный солдат" даже обнаруживает некий прогресс.
я

Воля к романтизму.

На "Свободной Прессе" - моя большая статья "Воля к романтизму. Попытка манифеста".
В ней я очень подробно разъясняю, что же это такое - "новый романтизм".


23 февраля 2013 года 11:23
Воля к романтизму
Кирилл Анкудинов: попытка манифеста

Текст целиком >>>
.
я

Сериалы о войне: тренд сезона.

Последние десять лет Великую отечественную войну в фильмах и сериалах освещали по-разному. Был период блокбастеров (вроде "Звезды"), был период "первичной сучности" (в диапазоне от "Штрафбата" до "Диверсанта"), был период "вторичной сучности" (в диапазоне от "Заставы Жилина" до "Китайской шкатулки") был "междусучный" "Последний бронепоезд", был период увлечения власовцами и каминцами ("Вторые" и проч.), был период увлечения "тайнами истории" - летающими тарелками и подводными бункерами, был период компьютерно-безликих стрелялок (типа "Под ливнем пуль").
Сериальные новинки этого сезона я глядел вполглаза. Но у меня успело сложиться впечатление о нынешней моде. Нет, это не "сучность" (не злонамеренность). Это - легкомысленность.
Необременительная эстетика ситцевых платьиц, пролетарских восьмиклинок, танцев под "Рио-риту", обещаний "свидеться в шесть часов вечера после войны", опереточных немцев и похождений фронтовых поваров.
Кино о войне, описав полный круг, вернулось к исходной точке...
Впрочем, ближе к 9 мая ситцевая блондиночная риориточность стала сменяться шевиотовой брюнеточной надрывностью (а-ля "встретились два одиночества").
На первом месте по лихому легкомыслию - "Баллада о бомбере". Это уже в стиле стишка, начинающегося строками "Крутясь под "Мессершмитами" с руками перебитыми" (я продолжил - "с оторванною челюстью он был, конечно, прелестью"). Впрочем, "Баллада о бомбере" - по произведению Веллера; чего ещё ожидать?
Из общего легкомысленного ряда выпадает "Брестская крепость"; но там - напротив, перебор в демонстрации жертвенности и однообразных спецэффектов(как мне показалось).
Уже тоскуешь по травянистой суховатости военного кино семидесятых годов...

Всех с Днём Победы! Это была НАСТОЯЩАЯ победа НАСТОЯЩЕГО добра над НАСТОЯЩИМ злом. Кто бы что потом ни говорил.
я

Анна Немзер. "Плен". Повесть ("Знамя", № 7, 2010).

Читая литературные тексты, бывает полезно сопоставлять даты.
Вот главная героиня "Плена" - Надя (она же Ина).
Говорится, что она отметила своё восьмидесятипятилетие. Допустим, это событие произошло в нынешнем году. Стало быть, год рождения Нади - 1925-ый. В повести есть эпизод с участием Нади (тогда Ины), произошедший в последний год Великой Отечественной войны. Тогда Наде (Ине) должно было быть 20 лет.
Если мы сдвинем восьмидесятипятилетие Нади назад, это соответственно сдвинет назад и год её рождения.
Позже Надя поедет в Афганистан и попадёт к кратковременные заложницы к талибу.
Нет, здесь речь идёт не о советско-афганской войне (ибо говорится о "талибах", а не о "душманах"). Более того, речь идёт даже не о событиях девяностых годов. Автор подчёркивает, что действие происходит ПОСЛЕ 11 сентября 2001-го года и неоднократно упоминает "натовские патрули". Значит, события происходят не ранее 2002-го года.
Сколько лет к этому времени исполнилось нашей Наденьке?
Семьдесят семь лет - крайний срок. На больший возраст - сдвигать возможно (положим, Надя родилась не в 1925-ом, а в 1924-ом году, и события происходят не в 2002-ом, а в 2003-ем году - набавляем два года, значит Наде 79 лет); на меньший - ни-ни.
Итак, 77 лет, как минимум.
В эти лета наша Надя...
1. Едет в качестве журналистки-репортёрши в воюющий Афганистан ("она так рвалась в эту командировку").
2. Влюбляется в афганского (таджикско-еврейского) мальчика Хамида. Кстати, я вычислил и возраст этого "мальчика" - ему должно быть примерно 32-33 года (хорош "мальчик").
3. Выбивает пистолет из рук террориста-талиба.
Весёлая старушка...

Я прочитал много детективов и, благодаря этому, умею восстанавливать ход сюжетов. Агата Кристи и Джон Диксон Карр - хорошие учителя. Правда, когда я пытался применить свои навыки, развитые чтением Агаты Кристи и Джона Диксона Карра, к прозе, допустим, Азольского (мир его праху), получалось такое, что у меня ум заходил за разум.
Попытаемся восстановить одну сюжетную линию "Плена".
Последние месяцы войны. Офицер Баев напивается, дебоширит и берёт в заложники в медчасти беременную врачиху, молодого интеллигентного лейтенанта Гелика и девушку Ину. Баев - командир дивизии. Стоп! "Дивизия - войсковое соединение из нескольких полков, бригад". Генеральская должность. Что-то тут не то. Так и есть - Анна Немзер спутала "дивизию" с "дивизионом" ("дивизион - основное огневое и тактическое подразделение артиллерии и ракетных войск, входящее в состав полка..." - самое оно).
Зачем Баев делает всё это? Специально. Чтобы его не приняли за дезертира ("я приказа не жду, я воевать буду - вот слова "террориста" Баева). А ПОЧЕМУ его должны принять за дезертира? Командир ждёт приказ о наступлении - и получается, что его за это должны отправить под трибунал, но если он открыто повернёт оружие против своих, то тогда отделается комиссованием. Что за бред? Что за дикая азольщина?
Идём далее. У Гелика был друг Митька. Он погиб, но осталась антисталинская поэма Митьки, и это - типа завещание. Гелик зашил митькину поэму в шинель и носит повсюду. Гелик попадает под дождь, вытаскивает тетрадь с поэмой, чтобы проверить - не промокла ли. И тут его застукивает сослуживец. Через два дня Гелика переводят в другой полк. Он попадает в окружение к немцам, в краткосрочный плен, ну и в сталинский лагерь потом. А сослуживец капитан Вешняков - не попадает в плен, поскольку его прячет у себя мадьярка. Вешняков женится на этой мадьярке, оседает в Венгрии (?), и в 1981-ом году Гелик, приезжая в Венгрию, встречается с Вешняковым; выясняется, что и Вешняков, и командир Гелика (подполковник Лосев) знали про тетрадь, и Лосев специально услал Гелика от греха подальше. А тетрадь всё это время хранилась у Вешнякова: Гелик накрыл шинелью раненую девушку Нину - и пошёл прям к немцам, а Вешняков забрал эту шинель. А после поездки в Венгрию к Гелику стал наведываться гэбэшник, что испугало друга Гелика Толю так, что тот пропал навсегда. Напомню, что сие происходит в 1981-ом году. Значит, бывшим пленным (который, к тому же, вёл себя в плену очень плохо) и бывшим лагерником в сороковые-пятидесятые годы "органы" не интересовались, но как только в 1981-ом году (!) стало известно, что сей чувак на фронте таскал тетрадь с антисталинскими виршами - тут-то им враз заинтересовались.
Это я попытался распутать лишь одну сюжетную линию...