Кирилл Анкудинов online


Дмитрий Петров. "Аксёнов". Серия "ЖЗЛ". М.: "Молодая гвардия", 2012.
кот, окно, мрак, луна
ankudinovkirill
По-моему, эту книгу написал косноязычный аниматор.

"А то можно было решить, что они и встретились лично - писатель Аксёнов и школьник Колфилд в переводе Райт-Ковалёвой. Но обошлось. Уж больно неприглядны были обстоятельства для их свидания...." (стр. 273).

"Это был предел мечтания совка - пиво, которое не бьётся и не тухнет" (стр. 294).

Таким языком изложена ВСЯ книга.

О неоромантизме, о Сергее Жадане и о том, как слово наше отзовётся.
кот, окно, мрак, луна
ankudinovkirill
Я выписал-таки себе из Москвы журнал "Воздух" № 1/17 с тремя статьями о неоромантизме в поэзии Сергея Жадана - в любом случае эти статьи были нужны для моей докторской диссертации.
Две из них (статьи Марка Липовецкого и Ильи Кукулина) весьма интересны и сами по себе.
Начну с Липовецкого...
"Действительно у Жадана обнаруживается то сочетание личного опыта и "больших вопросов", которое в российском контексте с его жёстким делением на high-brow и low-brow поэзию почти непредставимо. (Поэзия Жадана принципиально middle-brow.) И тем более непредставим поэт, чьи стихи были бы отражением программы nation bilding. В общих чертах эта оценка представляется точной, с единственно важным уточнением: именно неоромантическая поэтика и есть тот горизонт ожиданий, на котором встречаются high-brow и low-brow. И nation bilding также осуществляется методами неоромантической поэтики - путём вживания лирического субъекта в роль и речь другого - неважно, близкого или далёкого, главное - иного, чем "я"" (стр. 228).
Сделаю три комментария.
1. В последнее время мне приходится защищать творчество Сергея Жадана - я считаю его очень хорошим поэтом и прозаиком. Можно спорить, в какой степени "nation bilding" Жадана является враждебным (по мне - не является враждебным вообще). Но я отдаю отчёт, что этот "nation bilding" - ЧУЖОЙ.
2. Я бы в словосочетании "непредставим поэт" слово "непредставим" - неверное: очень даже представим - начиная от Марины Струковой (правда, отказавшейся от своей русскости) и Игоря Панина - заменил бы на слово "НЕДОПУСТИМ" (недопустим для Липовецкого).
3. Некогда на сайте "Свободная пресса" я публиковал "попытку манифеста" "Воля к романтизму"; её перепечатали на двух сайтах с нулевыми комментариями - вот и весь резонанс. Липовецкий повторяет сказанное мной - повторяет другими словами. В последней части текста я писал, что в русской культуре препону неоромантизму создаёт разрыв между "высокой культурой" и "массовой культурой"; в предпоследней части - о том, что единственной возможностью строительства русской нации является обращение к романтизму, вытягивающему то, что есть у каждого человека - его "я". Липовецкий должен был читать мои тексты на "Свободной прессе"; в некоторых из них я очень сильно ругал его.
Теперь перейду к Кукулину. Кукулин выводит неоромантизм из Ницше; в числе "поздних советских поэтов-ницшеанцев", помимо Высоцкого и Лимонова, он упоминает Юрия Кузнецова...
"...очевидно, что Кузнецов действует в рамках советской эстетики, которая была основана на нерефлексивности, на том, что индивидуальность никак не проблематизируется и презентирована сразу как героическая и трагическая, изначально наделённая высоким экзистенциальным статусом, - в то время как для Ницше, начиная уже с работы "Рождение трагедии из духа музыки", индивидуальность европейского человека была в первую очередь тяжёлой и сложной проблемой, для решения которой он и философствовал" (стр. 237-238).
Замечу, что для Кузнецова индивидуальность "презентована сразу как героическая и трагическая" не по воле советской эстетики, а по воле мифа, что корреспондирует с тем же Ницше - но не буду останавливаться на том. С Кукулиным я был знаком лично; он исследователь скрупулёзный и, судя по всему, читал у меня не только "Волю к романтизму", но и мою монографию о "романтизме без берегов" (в Ленинке она точно есть).
...Для того, чтобы важные для меня и для общества более-менее сложные идеи были поняты "своими", мне приходится растолковывать их на пальцах, с обилием примеров-иллюстраций (об англицизмах в своей речи я и не мечтаю), дидактически повторять одно и то же десяток раз, адаптировать свои "лекции" до такой степени, что представать пред публикой чуть не в шутовском колпаке. И всё равно "свои" скажут: это заумно, это литературно, это слишком отвлечённо; фигли думать - скакать надо (в нынешний сезон все заскакали "за Навального" - и впрямь фигли думать?). Зато "чужие" услышат и поймут как надо - и используют услышанное для своего (чужого) nation bilding; ибо идеи являют собой "внеличный эквивалент", а над моим личным "шутовским колпаком" посмеются (имеют право). Вдобавок моё "научное начальство" выведет из научного поля то, что я произнёс "в шутовском колпаке", а всё моё "собственно научное" оценит низко из-за малого количества ссылок "на современных исследователей" (т. е. на Липовецкого - на него ссылаются все) и даст мне минимальный рейтинг из-за малого количества ссылок на меня (а зачем Липовецкому ссылаться на меня? вслед за ним на меня начнут ссылаться остальные - ему это надо? мои тексты предполагают и иные форматы работы).
Одно утешает: я убеждаюсь, что не ушёл в шизофренический бред, поскольку есть те, кто думает так же, как я - пускай хоть для целей, противоположных моим.

XXI век.
кот, окно, мрак, луна
ankudinovkirill
Вообразим героя XXI века. XXI век создан для него; он создан для XXI века; он сам - воплощённый XXI век. Этому молодому герою не подходит определение "блестящий" - он чужд блеску, он не выделяется; ему не подходит и определение "современный", в котором всё же есть нечто блестящее. "Блестящими" были герои середины ХХ века, сделанные из позолоченного металла - такие как Хемингуэй или Симонов; "современным" был герой второй половины ХХ века, сделанный из пластика, нейлона и неона - такой, как Андрей Вознесенский; а наш герой сделан из противоударной экологичной керамики; он не блестит, он вбирает в себя свет, как древний керамический артефакт.
Он - бродяга и гражданин мира: он способен за сутки посетить приют для бездомных собак на Сицилии, успеть на деловые переговоры в Филадельфии, назначить любовное свидание в Берлине, а к вечеру отбыть на вечеринку в Бали. Он пишет стихи - конечно же, верлибром (весь земной шар пишет верлибром) - о любви в Берлине, о бездомных собаках на Сицилии и о всемирном братстве на Бали. Не пишет он только о деловых переговорах в Филадельфии: он не беден, но чуть стесняется того, поскольку, разумеется, он левый (носит футболки с Че Геварой). Ещё он экологист, вегетарианец и ненавязчивый трезвенник - не к худу: он трезвый веселее всех пьяных. Он лишён высокомерия и предрассудков, он способен живо беседовать со всеми - с австралийскими аборигенами, с эвенками и чукчами, с польскими дальнобойщиками, с румынскими цыганами, с арабскими беженцами, с израильскими пожарниками, с английскими театральными критиками, с индийскими париями. Он никогда ни на кого не повысил голос. Он проводит жизнь в кафе всех континентов. Он не расстаётся со смартфоном. Он хипстер, он фрилансер, он блогер. Он не курит и почти не оставляет следов. У него нет проблем. Он никого не хочет победить. Он любит всех. Он никого не ненавидит.
Но нет, у него есть точка ненависти, одна-единственная. Он ненавидит ХХ век, похожий на провинциальный заводской городок (с закрывшимся единственным градообразующим заводом). О, этот ХХ век - ржавый, рыхлый, жирный, потный, ватный, вонючий; о, это царство шахтёров, вахтёров, кадровиков и силлабо-тоники, этот ад одышливых коррупционеров в плохих костюмах и восьмипудовых тёток с пергидролем и золотыми зубами. Наш герой изгоняет ХХ век отовсюду. И изгонит его насовсем - но в тот миг, когда ХХ век сойдёт окончательно, наш герой станет абсолютно стерильным, то есть готовым принять в себя первую попавшуюся сущность...
Конечно же, в нашего героя вселяется дух его прапрадедушки. Наш герой становится на четвереньки, испуская людоедский вой и лай. И враз вся округа оглашается лаем и воем отовсюду.
...Европейцы начала ХХ века верили в то, что наступило время прогресса и гуманизма - и оттого бодро отмаршировали на Первую мировую войну. Но ХХ век хотя бы получился индустриальным и городским; унылые промзоновские железные трущобы - город. XXI век всё отчётливей походит на джунгли.

Стихотворения Адельфинского и комментарии к ним Коли Редькина...
кот, окно, мрак, луна
ankudinovkirill
...вот здесь...

https://vk.com/doc76288078_447386508?hash=a8c23a8a75b04d1d9c&dl=68c473d92bc9595324.

Если кому это интересно.
Борису Кутенкову, например. Ему это должно быть интересно.

О когнитивных диссонансах.
кот, окно, мрак, луна
ankudinovkirill
Елену Колядину, автора "Цветочного креста", уволили из редакции региональной газеты за то, что она выступила в штабе Навального.
Теперь у нашей интеллигенции будет когнитивный диссонанс между "политикой" и "эстетикой". Если кит налезет на слона, кто кого сборет? Станут ли наши интеллигенты защищать за "политику" ту, которую несколько лет назад обляпали грязью за "эстетику" (кстати, "Цветочный крест" - текст плохой, но для меня небезынтересный, достойный анализа).
В случае с новопросиявшей Светланой Алексиевич "политика" у всех победила "эстетику".
Об Алексиевич я два раза писал в её "нобелевский" год; второй раз - очень подробно.

http://ankudinovkirill.livejournal.com/2015/12/10/.

К написанному тогда добавлю то, что "советская вселенная" для меня, советского подростка, несла в себе разные зоны - приятные и неприятные. Скажем, мне нравились "советская футурология" с её спорами о том, что будет "после коммунизма", и советская фантастика (допустим, "Лунная радуга" Сергея Павлова - фантастика стопроцентно советская). Но даже в подростковом возрасте я понимал, что Анатолий Софронов - это очень плохо, это плохая поэзия, плохая публицистика, плохая драматургия, плохое кино (на "Наследство" водили мой класс - в памяти остались видЕния Николая Гнатюка ("Только бы над миром небо было ясное..."), эквилибристов в блескучих костюмах, на фоне которых герой-Васильев "жуировал и развращался", конных пограничников в горах и ещё остался привкус безнадёжной бездарности, пластиковой мыльницы).
Так вот, "неженское лицо" Алексиевич, коим меня пичкали в середине 80-х, вызывало у меня-подростка стойкое отвращение. В нём была софроновская гвоздильность: "и столько мучительной злости таит в себе каждый намёк, как будто вколачивал гвозди Некрасова здесь молоток". Только не "Некрасова", а "Софронова здесь молоток".
Теперь стало понятно, что именно таили в себе те намёки. Вот за ЭТО я этику и недолюбливаю. Этика обманет, эстетика - никогда не обманет.

Как наше слово отзовётся: Сытин и Путин.
кот, окно, мрак, луна
ankudinovkirill
В четверг послушал А. Сытина (в "Поединке"), а в пятницу - В. Путина (на Экономическом Форуме).
Сначала о Сытине.
...Тысяча разновидностей безумия - это "живая жизнь". Непонятно, зачем 999 разновидностей нашего безумия не пускать на TV, а постоянно транслировать именно ЭТУ разновидность безумия (одну из тысячи). Чтобы проиллюстрировать тезис Путина о наличии в мире русофобии? Но Путин и сам собою иллюстрирует многое. Что может быть поучительного в зрелище этнически русского самоненавистника? С "русским логосом" и без того сейчас обстоит неважно - в отличие от Константина Крылова я думаю, что болезни "русского логоса" идут не извне, не "от начальства", а изнутри - хотя тут как сказать: сам по себе А. Сытин - это "изнутри", но А. Сытин на TV - это "извне"; а когда ему противостоят два этнически нерусских "русофила" полуармянин-полу(вроде бы)швед и еврей - это уже "извне вдвойне".
Теперь о Путине.
Я слушал диалог Путина с Келли (и проч.) смеясь вслух, потому что это было очень смешно - но и горько, и грустно, и страшно мне стало тоже. Как у раннего Чехова или как у Шукшина: разговор не с тем (не с той), не о том, не на том языке и не в тех интонационных настройках.
В случае с Сытиным TV-аудиторию переоценивают; дурь-де персоны сама за себя скажет, и оппозиционерство автоматически приравняется аудиторией к русофобии - ан нет: проповеди Сытина, подозреваю, найдут благодарную аудиторию даже среди русских. Я уж не говорю о том, с каким сочувствием они будут уловлены в среде нерусских россиян. Помянул Сытин, положим Кавказскую войну; тут же наши идеологи "ПсыхОковы" воспрянут: "Даже на имперском телевидении урусы признали, что...".
В случае же с Путиным TV-аудиторию недооценивают, полагают, что никто не заметит странностей, что все сочтут такой дискурс с цитатами из Райкина "отвагой" и "отменным чувством юмора". Но я же заметил и удивился. Отчего бы другим телезрителям не удивиться тоже?
Если так пойдёт дальше, число доверяющих Сытину когда-нибудь превысит число доверяющих Путину. Люди слышат интонацию, а не смысл. В первом случае - пускай злобная ерунда, но она произносится твёрдо и убеждённо, да ещё и человеком с честной внешностью первого секретаря обкома. Во втором случае имеет место речевая ситуация шукшинского персонажа - да ещё и бесконечно растерянного, да ещё и отнюдь не с внешностью "советского положительного героя".

Второе дополнение к статье "Опасное сходство". Нормальный Оборин, или Двуязычие.
кот, окно, мрак, луна
ankudinovkirill
Лев Оборин на днях опубликовал разъяснительную статью "Как читать стихи Аркадия Драгомощенко? В чём значение этой поэзии?".

https://thequestion.ru/questions/266848/kak-chitat-stikhi-arkadiya-dragomoshenko-v-chyom-znachenie-etoi-poezii.

Приведу две короткие цитаты; первая - цитата Оборина:
1. "Но, разумеется, есть и просто ощущение величия стихов, чувство, перед которым ты молчишь и ничего не можешь поделать".

Вторая цитата - другого "драгомощенкофила" (и великого грамотея) - Глеба Симонова:
2. "Так же, как ускользает и сам текст - к тому, что он и описывает, к предощущению дыма, фаюмскому свету, синему, вишням, ну что, понятно?".

В позапрошлом году на этом же ресурсе Лев Оборин опубликовал другую разъяснительную статью "С литературной точки зрения стихи Ах Астаховой действительно представляют ценность или всего лишь проходное явление?".

https://thequestion.ru/questions/39402/s-literaturnoi-tochki-zreniya-stikhi-akh-astakhovoi-deistvitelno-predstavlyayut-cennost-ili-vsego-lish-prokhodnoe-yavlenie.

В этой статье он говорит совсем другим языком:
"Трудно представить себе, как можно тайно ворваться. Глагол "ворваться" означает действие, произведённое грубо и шумно... Пунктуация следующих трёх строк попросту неграмотна, из-за чего последняя строка кажется оторванной от контекста. Но и помимо того - это просто плохая строка, запинающаяся, использующая банальные эпитеты...".

Можно говорить о поэзии Драгомощенко на том языке, на котором Оборин говорит о поэзии Ах Астаховой (это я попытался сделать в статье "Опасное сходство"). Можно, наоборот, о стихах Ах Астаховой говорить на лексиконе "ощущения величия" и "фаюмского света" (что и совершили поклонники Ах Астаховой в комментах к статье Оборина). Мне кажется, что всё же надо - или-или:
1. Писать и о Драгомощенко, и об Ах Астаховой на языке "анализа смыслов, пунктуации и эпитетов".
2. Писать и о Драгомощенко, и об Ах Астаховой на языке "величия" и "фаюмского света".
А если уж хочется писать и "по-русски" (про одних), и "по-украински" (про других)...
...Я понимаю, что Драгомощенко действительно пытался привнести в русскоязычную поэзию влияния современных иноязычных поэзий (не очень удачно, на мой взгляд). Я также понимаю, что поэзия Ах Астаховой (судя по приведённым цитатам, впрямь неважная) - в традициях "нового сентиментализма", подпитывающегося и "массовой культурой", и "народной культурой". Я также понимаю, что поэзия Драгомощенко может вызывать у кого-то позитивные ассоциации (например, тонкоперстую иностранку-славистку), а "новый сентиментализм" - негативные ассоциации (допустим, "Катьку толстоморденькую").
Но ни в одной "платоновской пещере" не написано золотыми буквами, что тонкоперстая славистка лучше Катьки толстоморденькой, а львовская каварня лучше донецкой шахты. Наши предпочтения - создания нашего "Я", и надо отдавать себе отчёт, ПОЧЕМУ, по какой причине, в какой точке у нас появились наши предпочтения и к чему они нас могут привести.

Дополнение к статье "Опасное сходство". О Вячеславе Иванове.
кот, окно, мрак, луна
ankudinovkirill
Когда Вячеслав Иванов (надеюсь, его никто не сочтёт "невежей" или "некомпетентным") говорил, что "страна покроется орхестрами и фимелами, где будет плясать хоровод" и "где воскреснет истинное мифотворчество" над ним было вольно смеяться. Над ним и посмеялись все - громче всех Мережковский и Андрей Белый.
Если не понимать его слова буквально, он был ПРАВ (даже безотносительно к советскому периоду). Что такое сайт "Стихи. Ру", как не "орхестры и фимелы" - в полном соответствии с гротескным предположением Андрея Белого связавшие капиталиста, рабочего и декадентствующую дамочку в танце "самореализующегося народного мифа"? Ведь "коммерческая составляющая" этого проекта минимальна (если существует, то только для организаторов проекта, а не для сотен тысяч его авторов).
Вячеслав Иванов в статье "О весёлом ремесле и умном веселии" писал о разных типах искусства - об искусстве "по заказу народа" (проповедническому, государственно-(квази)народному или коммерческому), об искусстве "самоценном" (на самом деле - об искусстве "по заказу элиты": в этом Вячеслав Иванов солидарен... с Лениным; вот бы Вяч. Иванов с Лениным злорадно поглядели бы на Улюкаева в редакции "Знамени") и о (высшем) искусстве "профессиональных художников-медиумов саморазвивающегося мифа народа-художника".
По мне лучше следить за новейшими "орхестрами и фимелами" на "Стихире", нежели выгородить себе кусок бесплодной пустыни (а всё творчество Драгомощенко - это именно пустыня и именно бесплодная пустыня), устроить за оградой "клуб для бомонда" и сесть при вратах в качестве "фейс-контроля".

Опасное сходство.
кот, окно, мрак, луна
ankudinovkirill
В свежем номере "Литерратуры" опубликована моя статья "Опасное сходство" - о "плохой сложной поэзии" и о "хорошей сложной поэзии". В ней я ругаю стихи Драгомощенко и хвалю стихи Олега Юрьева.
Прочитать статью возможно вот здесь...

http://literratura.org/issue_criticism/2266-kirill-ankudinov-opasnoe-shodstvo.html.

Слепые в крапиве.
кот, окно, мрак, луна
ankudinovkirill
Ловлю себя на том, что перестал любить и понимать чужие письменные тексты. Это плохо: именно в чтении, понимании и интерпретации чужих письменных текстов заключается моё ремесло.
Однако, посудите сами... вот я беру журнал "Октябрь", апрельский номер за с. г.; в разделе литературной критики нахожу статью Ольги Маркарян "Путями медведя и барса". Статья - о прозе Ирины Богатырёвой и Александра Григоренко. "Кадын" Богатырёвой и "Мэбэт" Григоренко я читал и рецензировал, "Потерял слепой дуду" Григоренко не рецензировал, но читал, тема статьи - "миф в литературе" - мне интересна. Открываю статью и начинаю вникать...

"Здесь прочерчены невидимые и нерушимые границы, и всем хорошо известно, какая территория чужая. Заступить - умереть. За кражу только смерть. Но ещё страшнее всё-таки украсть, потому что получится как с этими детьми".

Одному ли мне кажется, что здесь что-то не то с логикой высказывания?
Читаю дальше...

"И хотя сказка с мифом в сложном родстве, у Григоренко они друг другу не помогают".

Прежде чем попытаться определить, каким образом автор разумеет значения терминов "миф" и "сказка", нужно удостовериться, понимает ли он смысл слова "хотя". "И хотя у них сложные отношения, они друг другу не помогают". Что за хрень?...
А вот - абзац статьи. Занимательный процесс - отследить все логические связи этого абзаца...

Read more...Collapse )

Способность оформлять свои мысли - неврождённый навык, такой же как способность плавать или водить машину. Я, например, не умею водить машину, но я и не сажусь за руль. Григоренковский Шурик родился глухонемым, от этого у него были сложности с абстрактным мышлением, которые привели его к гибели. Но Шурик не называл себя литературным критиком и не печатался в отделе критики журнала "Октябрь".
Одну-то такую статью можно вытерпеть. Но ЭТО становится нормой и всего нынешнего "российского политического дискурса", и профессионального общения, и бытового общения. Люди ещё соблюдают нормы синтаксиса в русской речи, но уже перестают понимать, какой смысл несёт в себе синтаксис. Они - как слепые в крапиве.

?

Log in